1

Тема: Колыбель черной археологии на фоне расцвета псевдонауки

Колыбель черной археологии на фоне расцвета псевдонауки

На одном из круглых столов прошедшего регионального Съезда краеведов выяснилось, что в Ульяновской области, которую модно позиционировать как колыбель славянской цивилизации, нет ни одного памятника археологии. А раз нет памятников, то не за что и наказывать многочисленных черных копателей, которые стали работать бригадами, полностью выбивая объекты культурного наследия. И их не наказывали. Ни разу. И не будут наказывать в ближайшее время.

Рассказать о проблеме сохранения археологических памятников в рамках круглого стола, посвященного объектам культурного наследия, вызвался археолог Леонид Вязов. Эмоциональному спичу Леонида внимало человек двадцать, а самой проблемой, судя по всему, смогли проникнуться лишь около десятка слушателей. Именно столько откликнулось на призыв господина Вязова продолжить дискуссию в будущем.

Остальных волновали совсем другие материи. Представительница администрации Старомайнского района, несмотря на прослушанную лекцию, волновалась о развитии туристических маршрутов на Чертовом городище, что напротив Старой Майны, а один из присутствующих и вовсе заявил, что история — это не наука, равно как и археология. «Это всего лишь аргумент и частная версия. Вообще, история может служить только какой-то воспитательной цели, образовательной цели, делать человека культурнее, выше, цивилизованнее». Археология для этого не нужна — культурней и выше человека можно делать и без копания в земле.

Подобный подход господин Вязов в своей презентации выделил в числе четырех основных факторов разрушения археологических памятников региона, обозначив его как «псевдонаучную интерпретацию». По мнению Леонида, модные рассуждения о колыбелях славянской цивилизация в Старой Майне, «бабушке городов русских на Волге» и о прочем на фоне «борьбы за идентичность» вредят памятникам не меньше, чем остальные три фактора: черные копатели, хозяйственная деятельность и эрозия почв.

Впрочем, быстро выяснилось, что само понятие «археологический памятник» в применении к Ульяновской области выглядит весьма условным — ни одного такого памятника в регионе до сих пор нет. Почему? Оказалось, что на государственный учет по всем правилам до сих пор не поставлен ни один из выявленных памятников. А, согласно действующему законодательству, если памятника нет в государственном реестре, то его не существует. Реестр из 200 памятников археологии, который ведется на сайте регионального Комитета по культурному наследию, ныне не значит ровным счетом ничего. Все объекты, включенные в него, — это те объекты, которые давным-давно назначили памятниками археологии распоряжениями главы администрации области либо постановлениями Совета министров РСФСР.

Но и возможная фиксация по новым правилам этого списка объектов, которые власть назначила памятниками, проблему не решит. По данным Вязова, в настоящий момент в области только выявленных памятников археологии более 600, а неизвестных — до 2000. 70 процентов из них активно осваиваются черными копателями.

По словам археолога Юрия Семыкина, ни одного черного копателя в регионе ни разу даже не оштрафовали. Во-первых, потому что не за что — памятников-то нет. Во-вторых — потому что нет соответствующих институтов и практики. В-третьих, потому-что черными копателями зачастую оказываются те, кто должен за это наказывать. В качестве примера господин Семыкин привел одного из глав районов области, который не брезгует добычей даров земли, а Леонид Вязов рассказал про случай, когда информация о планируемых раскопках археологов попадает к черным копателям быстрее, чем археологи получают разрешение на раскопки.

При этом рассказчик фактически призвал отбросить стереотип о черных копателях как об одиночках с металлоискателями, ищущих «монетки». По его словам, ныне в Ульяновской области работают слаженные группы «копов», которые выбивают памятники археологии начисто. Например, тот же Чертов городок, по мнению Вязова, уже раскопан полностью — недавно там все лето прожила организованная группа из нескольких десятков человек черных копателей.

Силы оказывают неравными — на всю область ныне у нас насчитывается лишь пять археологов, при этом целенаправленно регионом не занимается никто. Все вынуждены как-то и где-то зарабатывать. Сам Вязов рассказал о том, что занимается постановкой на государственный учет памятников археологии в соседнем Татарстане.

Именно этот опыт и послужил основой для оценки стоимости внесения в реестр одного памятника. По словам выступающего, это обходится в 50-100 тысяч рублей. Сумму следует умножить как минимум на 600 — количество уже выявленных и хоть как-то описанных памятников археологии. Но и теоретические 60 миллионов рублей ситуацию не спасут, так как заниматься оформлением в регионе попросту некому. Впрочем, в будущем сезоне сам Вязов пообещал создать прецедент — поставить на учет за свои деньги один памятник археологии. Чтобы был. Понятно, что ситуацию это никак не изменит.

Не стоит ожидать и того, что черные копатели начнут испытывать хоть какие-то притеснения. По словам рассказчика, основная проблема с памятниками и «копами» ныне едина для всей России — это проблема институтов, которых нет. Хоть как-то с разграблением борются лишь в тех регионах, где есть человек, который «качает тему». «Все держится на людях» – подтверждает господин Семыкин и приводит в пример Псковскую и Нижегородскую области, а также ряд других регионов. Леонид Вязов в этой связи приводит пример единственного рабочего механизма, «когда руководитель органа охраны культурного наследия имеет дружеские связи с главой региона, имеет справедливый характер». «Молодец! Вот там он работает!».

В Ульяновской области человека, который мог бы тему «прокачать», нет — фактически, памятники археологии власти не интересны – с горечью признает господин Вязов. «Единственный способ, что можно сделать, – это засыпать прокуратуру спамом по поводу разграбления» – добавляет Леонид, но, судя по всему, сам не верит в эффективность этого механизма.

В итоге в резолюцию съезда краеведов решено было включить пункт о необходимости постановки памятников археологии на государственный учет и о проведении серии просветительских лекций. Будет ли от этого прок при неработающих институтах? Поживем-увидем, а пока стоит признать, что Ульяновская область для серьезных черных археологов стала настоящей меккой – «поднимать на древности» у нас можно неплохо, в чем можно удостовериться, посетив многочисленные сайты черных копателей, которые даже не пытаются от кого-то скрываться. Наоборот — с гордостью демонстрируют находки и соревнуются в размерах прибыли.

Источник ulgrad.ru