1

Тема: Дмитрий Семенов: Бесплатной рыбалке скоро настанет конец

Дмитрий Семенов: Бесплатной рыбалке скоро настанет конец

О том, как в этом году проходит нерест рыб, можно ли пить волжскую воду и когда в Ульяновске последний раз поймали белугу, мы поговорили с одним из ведущих ихтиологов области, доцентом кафедры биологии, экологии и природопользования УлГУ Дмитрием Семеновым.

- Как проходит в этом году нерест рыбы в Волжском водохранилище? Некоторые рыбаки, например, обеспокоены низким уровнем воды.
- У Куйбышевского водохранилища нестабильный уровневый режим. Он зависит от осадков и необходимости выработки электроэнергии на ГЭС. Уровень воды в этом году вполне приемлемый и достаточно высокий.

На левом берегу нерест проходит на две недели раньше. Там окунь и лещ уже достаточно хорошо отнерестились. Нерест хищников – судака, берша и окуня, не зависит от уровня воды. Для бычков, которых у нас очень много, это тоже не существенный фактор.

- А как обстоят дела с браконьерством?
- Во время нереста промысловый лов рыбы запрещен, но браконьерский лов существует. В целом органы, которые это контролируют, – линейный отдел полиции, рыбинспекция, работают более или менее хорошо. Сотрудников там очень мало, просто поразительно мало, и всю территорию Куйбышевского водохранилища они просто физически не могут контролировать.

В советское время, например, на дальневосточных реках во время нереста, чтобы не хозяйничали браконьеры, выставляли даже наряды из военнослужащих срочной службы.

В целом, незаконно рыбы ловят у нас очень мало, потому, что и браконьеров не так много. Это тяжелый труд, а рыба достаточно дешево стоит. Молодежи среди браконьеров нет, остались лишь какие-то старики. Штрафные санкции очень большие. И поэтому каждый браконьер 10 раз подумает, прежде чем выходить на лов.

- А какое сейчас общее состояние ульяновской ихтофауны?
- Ихтофауну можно разделить на промысловые и непромысловые виды. Большой промысловый лов ведется только в Куйбышевском водохранилище. Раньше в промысловых масштабах до 30-ых, и даже до 50-ых годов рыбу ловили на Суре, Свияге, Черемшане, на других малых реках. Но даже в лучшие годы доля местной рыбы на рынке была всего 10-12 процентов.

Сейчас её практически нет, хотя некоторую рыбу выдают за местную. Говорят, что её поймали в Старой Майне, но это коммерческий ход. Рыбу к нам, как правило, привозят с низовьев Волги, даже с Дона.

Во второй половине 17 века рыболовство на нашей территории было доминантным видом промысла. В немереном количестве ловили белугу, стерлядь и осетров, другую рыбу – карповых или хищников. Некоторых рыб выбрасывали. На Нижней Волге, например, её даже использовали в качестве дров. Начиная с 18 века лов сокращается.

Из промысловых видов у нас самый дорогой – это судак. Иногда похожего на него берша выдают за судака.

- Остались ли в Ульяновской области осетры, белуга, стерлядь?
- Считается, что белуга есть, и, якобы, они уже достаточно больших размеров. Раньше, когда не было каскадов волжских ГЭС, они у нас нерестелись. Когда в 50-ых построили электростанции, то они перестали к нам заходить. Одно время оставшееся популяция даже пыталась нереститься. Последний удачный нерест белуги зафиксирован в 1977 году.

Она долго живет – около 100 лет. Нашим сейчас должно быть около 85 лет. Если они все-таки есть, то они гигантских размеров, и никакими сетями их не поймаешь. Время от времени находят тех, кто выбросился на берег. Последний достоверный случай поимки белуги был в 1997 или 2000 году.

Осетра очень мало. В списках ихтофауны он у нас значится, но не размножается и представлен старшими возрастными группами.

Вот стерлядь у нас воспроизводиться. Где-то на ульяновском плёсе, ниже моста, в год ловят 40-50 особей. Но это стерлядки, они небольшие.

- Какие виды сейчас активно изучаются, и что происходит с рыбой, пойманной для научных целей?
- У нас в университете есть квота на лов рыбы в научных целях – полторы тонны. Пойманную рыбу после изучения мы утилизируем. Для этого у нас заключен контракт с одним из ООО.

Я сам мелкую рыбку ловлю. Крупные виды уже практические изучены, а проблема с чужеродными видами есть. После того, как Волга, по сути, превратилась в систему озер, течение замедлилось, стали проникать другие виды. Это бычок-кругляк, бычок – головач и другие виды, черноморская и каспийская тюлька, рыба-игла и ещё 7-8 видов-переселенцев.

- А какая волжская рыба безопасна для человека в качестве пищи?
- Карповые рыбы, такие как лещ или карась, питаются донными кормовыми организмами, который все содержат в себе большое количество токсичных веществ. Например, южный моллюск дрейссена, который тоже к нам проник после создания водохранилищ. Они все фильтраторы, то есть пропускают загрязненную воду. Я бы не рекомендовал ещё есть окуня и плотву. В целом, все виды, которые питаются донной пищей.

Берша из Волги я бы тоже не стал в пищу использовать. Он ест бычков, у которых ассортимент питания на 99% состоит из этих дрейссен.

- В наших водоемах иногда находят экзотические виды, тех же пираний, например. Как с ними дело обстоит?
- Такое явление достаточно часто бывает. Дети, например, выпускают аквариумных рыбок в Свиягу, в Волгу. Эти теплолюбивые организмы проживут летний период, а зимой погибнут от температурного шока. Пираний, например, ловили даже там, где мы находимся (разговор проходил в одном из улгушных корпусов на набережной Свияги), для человека они безопасны, ведь большинство пираний травоядные, как и те, что ловят в Ульяновске.

Даже если, например, половозрелая пиранья выживет зимой, то температура для её нереста у нас недостаточная здесь.

Мне, например, попадалась и золотая рыбка, и гуппи. В Старомайнском районе пиранью тоже ловили.

- Какая общая ситуация с мутациями рыб?
- В 80-ые годы, когда началась гласность, в воде Куйбышевского водохранилища начали официально отмечать присутствие рыб с мутациями. Хотя они и раньше были.
Аномалии, которые встречаются достаточно часто, как и у молодняка, так и взрослых рыб – искривление позвоночника, отсутствие конечностей или очень длинный плавник, как у золотой рыбки. У молоди рыб, а она более чувствительна к загрязнению, в некоторых случаях особей с мутацией находят до 90-95 особей из ста. Зачастую у них отсутствуют глаза, деформированный челюстной аппарат.
Это связано с наличием в волжской воде мутагенов, канцерогенов и тератогенов – это те вещества, которые вызывают уродства, связано это с вредной промышленностью. Её объем с каждым годом все меньше, и вода становится чище. Хотя у нас сейчас в области появляются и вредные производства. Я, правда, не знаю, как и что у них там будет с отработкой отходов.

- Какова сейчас ситуация с волжской водой?
- К сожалению, в ней по-прежнему много хлорорганических соединений, ПВХ, ПВД. По своему токсическому воздействию они даже приравниваются к радионуклидам. Они из организма не выводятся.
Существует версия, что сразу, как построили НИИАР, построили и онкодиспансер. Сейчас утилизация жидких радиоактивных отходов разрешена на территории России. На НИИАР их вроде как бы перерабатывают. Закачивают в скважину на достаточно большой глубине – метров 200 где-то. Ну, понятно, что сразу на поверхность это не выходит, но, видимо, в будущем может проникать в Куйбышевское водохранилище. Пока же превышения радионуклидов в пределах Ульяновска не отмечено.

Может в Черемшане и есть, я там исследования не проводил. А доверять сейчас официальной статистике не имеет смысла.

«Водоканал» у нас работает неплохо. Люди работают очень хорошо на том оборудовании, которое есть, но очистить волжскую воду от тех же хлороорганических соединений просто невозможно.
Я небольшой фанатик здоровья, но лично я не пью волжскую воду, беру её из родников. То, что у нас в трубах вода из водохранилища, – это геноцид населения правобережья Ульяновска.
Сейчас много рекламы здорового образа жизни «не кури, не пей». Должны быть реклама «Не пей водопроводную волжскую воду», тогда здоровье населения будет лучше.

Хотя до революции в водопроводе была свияжская вода, а богатые люди покупали в бочках воду из Волги. Она была такая сладенькая – чай из неё хороший получался. А свияжская рыба, наоборот, на рынке дореволюционного Симбирска стоила дороже, чем волжская. У неё был специфический привкус, такой сладковатый.

- Какие Вы знаете необычные места для рыбалки в Ульяновске?
- Это некоторые карьеры с чистой водой. В Новоульяновске есть такой карьер. Раньше был хороший карьер, который сейчас засыпают, у ульяновского центра микроэлектроники. Рядом протекает речка Симбирка, и при строительстве там повредили трубу, по которой она протекала – карьер стало заливать. Там достаточно хорошая была рыба – и караси, и окуни, и ерш.

Карьеры возле УКСМ, это где «конечка» второго трамвая. Вода там чистая, особого загрязнения нет. Там даже щука была.

Если говорить о рыбалке в целом, то я думаю, что ещё лет десять можно будет ловить рыбу бесплатно, а потом ведут fish-карты как это сделано в Европе. К этому мы неизбежно придем.

Артем Горбунов
С сайта ulgrad.ru