1

Тема: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

2

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

Так уж исторически сложилось, что всё село было разделено на части, каждая из них принадлежала какому-то помещику, где жила его община крестьян, каждая община имела своего старосту, стадо и свои традиции. Еще при проведении реформы 1861 года в селе из 15 общин были сформированы за счёт объединения мелких общин одиннадцать обществ, десять из них были расположены по главной – Большой улице (ныне Советская).

Безусловно, историю селения лучше познавать, если пройтись по селу и всё, что достойно интереса, само обратило бы внимание. Но сегодня от Большой улицы сохранилась лишь часть, что затрудняет предметное восприятие прошлого, и всё же тот, кто хочет лучше познать историю Старой Майны, будет вынужден хотя бы мысленно пройти по старому селу с конца на конец, вспоминая историю каждой её части, осмысливая каждую её пядь…

Бразанцево. Началом Старой Майны считался юго-восточный конец села под названием Бразанцево. Своё название конец и здешняя крестьянская община получила по фамилии своего помещика, правда полное название конца и общины было Амбразанцево, однако в народе употреблялся лишь укороченный вариант названия - Бразанцево или его мягкая трактовка – Брязанцево.

Бразанское крестьянское общество имело порядковый номер один и было сравнительно небольшим. Вытянувшись вдоль Большой улицы, Бразанцево с трёх сторон было огорожено плетнём, а крайней избе в конце улицы обществом была возложена обязанность следить, чтобы ворота из села были закрыты с тем, чтобы скотина не попала на поля.

На закате 20 столетия от прежнего Бразанцево осталось всего три дома, и то в них живут новые люди, которые вряд ли знают о прошлом конца. В 1990 году было разрушено одно из старейших зданий села

3

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

Старая Першинская мельница

В народе считали, что изначально это трехэтажное здание было тюрьмой, правда, документальных подтверждений об этом пока не найдено, но о достоверности этой версии говорили веские аргументы: в здании оставались фундаменты тесных камер, тёмный подвал, части кованых решеток. С четырёх сторон основное здание окружала внушительная, высотой в 5 метров каменная стена метровой толщины, по которой вполне могли ходить неприветливые стражники. Здесь, у толстой стены мрачного острога, с северо-западной стороны было тюремное кладбище, где нашли последний покой множество непокорных людей с разных концов притеснённой России, здесь оборвался их последний, живой след, обезличив под толщей землицы их безвестные души… Безусловно, тюрьма была отдельной частью села, но поскольку она плотно примыкала к Бразанцево, дало повод объединить их в одну историческую связку… Предположительно, что тюрьма была построена в последней четверти 18 века, взамен бывшего Майнского деревянного острога. Для её строительства сюда съезжались мастера кирпичного дела с разных уголков страны. Многие из приезжих мастеров жили на квартирах в Бразанцево, со временем передав здешним крестьянам секреты своего ремесла. Когда же строительство тюрьмы закончилось, спрос на кирпич резко упал, потому с конца 18 и начала 19 веков большая часть ремесленников-кирпичников в количестве 56 семей переселилась на речку Малый Авраль на строительство этапной тюрьмы. Вместе с техникой кирпичного дела ремесленники перенесли на новое место жительства и название – Майна, так назвав свое новое поселение. Но поскольку оба селения были в одном уезде, потребовалась разъясняющая приставка к обеим Майнам – вот так новое селение стало называться Новой Майной, а более старое село – Старой Майной.

В советский период в доме Першиных продолжительно была школа, и несколько поколений селян свои школьные познания постигали в крепком купеческом доме, и для многих эта школа стала примечательным ориентиром в селе. Продолжая историю дома, отмечу, что в конце 20 века его уже больше знают как бывшее общежитие…

Бразанцево запомнилось тем, что в большинстве здесь были кирпичные дома – это признак относительной зажиточности и неистового труда. Напомню, что после реформы 1861 года крестьяне Бразанцева получили 232 десятины земли, из них 152 десятины пашни. У самого помещика, коллежского советника Сергея Николаевича Амбразанцева осталось 584 десятины. К 1884 году в Бразанцево в 35 дворах был 151 житель, на этот период у здешних крестьян было 33 лошади, 20 коров, 45 овец…

Большим подспорьем было для местных жителей производство кирпича и гончарных изделий. Местный красный кирпич пользовался хорошей репутацией и отличался хорошим качеством. Труд кирпичников был, безусловно, тяжёлым. В начале рыли круглую большую яму, то есть снимали слой земли до глины, вдоль края ямы по периметру делали винтообразный спуск. Яму заливали слоем воды, выдерживали, а затем месили обычно тремя лошадями, связанными за хвосты и ходившими по кругу ямы. Доводили глину сами люди, уплотняя её ногами, далее нарезали глину кусками и носили на себе в сараи, где доводили в формах до нормального вида, затем подсушивали, вновь правили и далее обжигали в горнах. Горны – те же ямы, стенки которых выкладывали кирпичом, оставляя окна, через которые закладывали в горн сырец и дрова; после того, как дрова разгорались, окна замуровывались, сверху горна оставался только небольшой продух. Мастера по обжигу не пользовались термометром, но умело поддерживали нужную температуру за счёт точного количества и качества дров… Местные умельцы отправлялись изготовлять кирпич по другим селениям, на 1883 год в селе числилось 4 семьи, которые занимались этим ремеслом профессионально, обычно роль подсобников при небольшом спросе выполняли члены семьи самого мастера. Кирпич стоил 8-10 рублей за тысячу.

Здесь же, в Бразанцево, занимались и гончарным ремеслом. На местном базаре они имели свой ряд, где всегда имелся большой выбор гончарных изделий: кирпич, квашни, кувшины, плошки, жаровни, балакири, горшки и горшочки различной окраски, калёные, сырые…

4

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

К югу, на задах Бразанцево, после кирпичников и гончаров оставалось много выработанных ям – это место так и называлось – Ямы, со временем они несколько стерлись и заросли коноплей. Ныне это место большей частью затоплено водами водохранилища, и название Ямы практически забывается, как и другие местные названия: Льняная Лука, Шишова Яма и т.д.
Из других строений в Бразанцево выделялся добротный одноэтажный каменный дом здешнего помещика, сзади дома был сад, пруд, подсобные помещения, тополя, двор был вымощен кирпичом. В советский период в этом доме размещался лесхоз. Ещё в 1924 году в Бразанцево было 35 дворов и 115 жителей.

5

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

В период подготовки ложа Куйбышевского водохранилища Бразанцево было снесено, осталось лишь три кирпичных здания. Осталось напомнить, что в Бразанцево жили семьи Муравьёвых, Копыровых, Логинчевых, Хахалиных, Корчагиных, Волковых, Быковых и других..

Ныне на месте Бразанцево построена Головная насосная станция Старомайнской оросительной системы.

К западу от Бразанцево, по Большой улице располагался Удел.
Удел – это часть села Старая Майна между Богоявленской церковью и Першиным домом. Название Удел произошло от слова удельный, то есть в этой части села жили удельные крестьяне, относившиеся непосредственно к царскому дому Романовых. Ещё по 6-ой ревизии, в селе не было ни одного удельного крестьянина, да и по седьмой ревизии (1816 год) в селе из удельных числилось всего 6 душ мужского пола, самый старший из них был Иван Дмитриев - в возрасте 52 года, а его жене Анне было 55 лет. Иван жил с сыном

Василием и внуками, а его соседу Андрею Васильеву было 22 года…
К 1884 году в Уделе 175 дворов и 782 жителя, на этот период в Уделе было 228 лошадей, 137 коров, 1315 овец, 9 дворов занимались пчеловодством, имея 226 ульев. В Уделе было 7 кабаков, 150 человек считались здесь грамотными, из них 49 женского пола…

Удел имел удачное расположение – с западной стороны он примыкал к базарной площади, потому в Удел к базарному дню заранее съезжались люди со всей округи, подыскивая ночлег поближе к базару, и Удел на время превращался, как и соседняя, Кудрявщина, в большой постоялый двор...

С северной стороны Удела, вдоль реки, стояли бани. Река Майна подходила к селу с востока под углом где-то к середине Удела, именно здесь река делала поворот, смещаясь к западу, вдоль села, потому берег на повороте размывался и был крутым яром (кручей). В половодье уровень воды в реке значительно поднимался, мутные потоки волокли с верхов всякий мусор, вырванный где-то кустарник, коряги, бревна, лёд, и вся эта масса с разбега таранила слабый унавоженный берег яра. Но особое беспокойство вызывал спускаемый с верховья лес. Брёвна за счёт центробежной силы прижимало на повороте к левому берегу и они, наскакивая на яр, обваливали его. Жителям Удела не раз приходилось по тревоге перетаскивать свои бани. Бывало, что в бане ещё мылись беспечные хозяева, когда после очередного обвала баня опасно зависала над бурным потоком, и людям приходилось в панике выскакивать из натопленных бань…

В 1901 году с южной стороны Удела была построена земская больница, состоявшая из нескольких рубленых корпусов общей площадью более 1000 квадратных метров, для того времени это было очень неплохо и своевременно…

В 1913 году была образована пожарная дружина, председателем которой был Константин Петрович Олсуфьев, членами были Владимир Васильевич Васильев, Петр Александрович Першин и Евгений Матвеевич Пядышев. На случай пожара в Уделе посреди Большой улицы стоял деревянный сарай с необходимым инвентарем: багры, лопаты, вёдра…

В Уделе были свои приметные люди, среди них Сергей Иванович Былинкин, мелекесский купец, у него здесь был двухэтажный каменный дом (в советский период в нём размещался военкомат).

Из крестьян выделялась семья Пчеляковых, очень сметливая и хваткая. За два, три поколения Пчеляковы заметно преуспели, они имели пчельник, двухэтажный каменный дом (ныне магазин «Виктория») и ещё один двухэтажный каменный дом, в котором размещались магазин и кондитерская (напротив церкви, бывшая редакция). Известна основная составляющая династии Пчеляковых: Дмитрий Иванович, Иван Дмитриевич, Петр и Александр Ивановичи… Их деловые качества могли пригодиться в любую историческую эпоху, кроме советской, когда преуспевающие люди были не в почёте и подвергались преследованиям.

Прижились в Уделе и мещане, так семья Симбирских мещан Чубаровых имела здесь двухэтажный каменный дом (в советский период здесь размещалась милиция). Чубаровы занимались торговлей, известно семейное колено Чубаровых: Василий Михайлович, Николай и Алексей Васильевичи…

Двухэтажные каменные дома в Уделе имели Шишовы, Кисловы…

Большинство домов в уделе каменные - это признак дореволюционной зажиточности здешних жителей. Нужна ли была революция непосредственно благополучному Уделу? Сомневаюсь, хотя и здесь были свои неудачники, которые надеялись с помощью каких-то чудесных перемен изменить своё положение…

6

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

Кудрявщина.
За Уделом по Большой улице располагалась Кудрявщина, она и ныне частью уцелела: с востока она начинается от площади перед церковью и переулка Глухова, с юга от улицы Кирова, с запада и севера она урезана водохранилищем. Здесь, в Кудрявщине, ныне самой старой сохранившейся части села, каждый дом, каждая улица хранят ещё облик прежнего дореволюционного села, творения и старания предков, их замыслы, прикосновения и тот незримый след душевной энергии, что поддерживает ныне хрупкую нить людской памяти…

Кудрявская община крепостных крестьян была в селе уже на грани 1700-х годов, она принадлежала стольнику и воеводе Никите Альферьевичу Кудрявцеву, вот по его фамилии и получила название эта крестьянская Майнская община. Интересно, что Никита Кудрявцев был ближайшим сподвижником Петра I в деле строительства судов для Каспийского и Балтийского морей. Так, в 1710 году из Казани при участии Кудрявцева были выведены 5 кораблей: «Орел», «Солнце», «Полумесяц», «Северная Звезда» и «Казань»… 

Может быть, после пережитых событий, в успокоение и примирение, в Майне в 1777 году была построена деревянная двухпрестольная церковь с главным престолом во имя святителя Николая Чудотворца Архиепископа Мирликийского.

После трагической гибели Кудрявцева его майнская община перешла во владение другим помещикам, но первоначальное название Кудрявщина сохранилось до наших дней…

Знакомясь с историей села, невольно замечаешь, что кроме дворян Гославских, которые оставались в селе бессменно до 1917 года, остальные владельцы довольно легко приобретали, продавали свои майнские вотчины. Потому следующая страничка истории Кудрявщины требует дополнительного исследования, ибо если брать во внимание границы поздней Кудрявщины, то она принадлежала частью дворянам Татищевым, Чириковым, Блудовым и другим …

К 1840 году Кудрявщина отошла в совместное владение Надежде Дмитриевне Половцевой и её мужу, тогда ещё советнику Михаилу Андреевичу Половцеву. Примечательно, что Надежда Дмитривена стала единственной владелицей рыбной ловли, что простиралась на пять вёрст по всей Волге напротив Щучьего затона, раньше принадлежавшего Татищевым, Гославским, Блудовым. Надежда Дмитриевна первоначально отдавала рыбную ловлю в аренду за 80 рублей серебром, позже - крестьянам, беря за право ловли 5 рублей серебром в год с тягла.

Считалось выгодным волжскую рыбу – осетров, стерлядь и прочию, кладя её в пробуравленные для протока воды лодки, живьём отправлять посредством парохода или коноводных машин до Санкт-Петербурга.

В Старой Майне барская усадьба Половцевых находилась в середине села и состояла из незначительных построек, наличие скота при усадьбе было весьма малое, потому что помещик сам в имении не проживал. В 80 дворах Кудрявщины числилось 329 ревизских душ (мужского пола), составляющих 144 тягла, из них 60 оброчных, остальные 84 барщинных, в том числе 21 тягло должностных: три под управляющим, два под головою, четыре под нарядчиками и двенадцать под мельниками.

Половцев, приобретя здесь земли, обратил внимание, что обработка земель производилась нерадиво. Весь земледельческий инвентарь несовершенен: русская соха и борона с железными зубьями, колосовой хлеб по народному обычаю жнётся, гречиха же косится. В основном здесь сеяли рожь, овёс, гречиху и горох, изредка просо и белотурку, об овощах народ и понятия не имел, редко сеяли лён и коноплю… Скотоводство находилось на низком уровне, и о доходности его крестьяне не имели понятия.

Лошади из башкирских пород, крепкого телосложения, употреблялись для обработки земли и на извозы. Рогатый скот мелковат, но молочный содержался в ограниченном количестве и только для домашнего употребления молока. Овец русской породы содержали мало, потому шерсть прикупали со стороны. Свиней чудской породы содержали на мясо.

В нашем сознании укоренилось, что при крепостном праве крестьянам жилось очень плохо, но вот кудрявские крестьяне жили зажиточно, хотя и занимались земледелием с некоторой неохотой, предпочитая заниматься побочными приработками. Управляющий из здешних крестьян управлялся самопроизвольно, был сметлив и умён, доставляя помещику в среднем 11000 рублей серебром ежегодного дохода, умея соблюсти благосостояние крестьян и сохранить доходы от мельниц, которые содержались в хорошем состоянии. Одной из статей дохода помещика и крестьян была промежуточная пристань, которая относилась в то время к Кудрявскому помещику. Этот участок чуть более 2 десятин на берегу Майны в 4 верстах от села и в 5 верстах от Волги. На этом месте складывалось до 40 тысяч кулей хлеба в амбары, принадлежавшие Кудрявским крестьянам. Этот хлеб погружался в волжские суда во время половодья. Крестьяне получали по полторы копейки серебром с куля с торговцев хлебом, складывавших в амбары свой запас, это выходило до 600 рублей серебром. Помещик из этой суммы отводил на содержание амбаров 200 рублей. Остальная сумма чистого дохода делилась пополам, то есть почти по 200 рублей крестьянам и столько же помещику.

Старожилы села должны помнить «Щучий остров», находившийся у Волги в 8 верстах от села. К северу он отделялся Кутумовым истоком, к востоку и югу – Щучьим Затоном. Лесу строевого и дровяного здесь 756 десятин, покоса чистого 471 десятина. При половодье луга заливались, потому были отменные, средний рост травы в пояс человека, а бывали места, где трава выше роста человека, господствующие породы трав пырейные, перемешанные с породами дикого горошка, клевер, лисий хвост, рябинник, вязель, ковыль. Вообще трава мелкая и превосходная для корма скота.

Покос производился в основном в пользу крестьян, накашивающих на этом участке до 80 тысяч пудов сена, из которого часть поступала в пользу помещика. Лес в Острову был в единственном владении помещика.

Нет надобности описывать все участки, ибо земли во владении были везде хорошие.

Постепенно Половцев убеждается, что для повышения доходности имения нужны значительные вложения и переориентация всего хозяйства. Он отправляет 20 рублей серебром в Москву для покупки книги «Рациональное сельское хозяйство», сочинение Теэра, переведённое на русский язык С.А. Масловым, в 5 частях с присоединенными к ним рисунками земледельческих орудий. Он обязал управляющего прочесть эти книги и сделать выписки и замечания о тех статьях, которые могли быть приспособлены к старомайнскому хозяйству. Половцев распорядился послать надёжного мужика в Ростов (Ярославской губернии) для покупки там 10 сошков ярославского плужка и нанять в селе мужика, который мог заготовить 10 станков и пустить плужок в ход. Он же выписал из Гамбурга у братьев Буссе 5 фунтов озимого и столько же ярового рапса (сурепицы) с тем, чтобы в первый год обзавестись своими семенами.

Основным направлением в хозяйстве помещика становилось овцеводство. Для закупки 300 племенных тонкорунных овец и их перегонки потрачено было 900 рублей серебром. Осуществить свой план Половцев приглашает известного специалиста барона Унгерн Штернберга. Пример Кудрявского хозяйствования распространяется по всей России

Под овцеводство был заменён трёхпольный севооборот на шестипольный.

Интересно: чтобы овцы помёт свой не роняли по лесам, и драгоценность эта не гибла, надо было удерживать их как можно больше на полях.

В среднем с каждой овцы брали 3 фунта шерсти, что продавалась по 10 рублей серебром за пуд. Овца же продавалась по рублю, овчина по 25 копеек за штуку.

Считалось, что на каждую овцу на зиму требовалось 18 пудов сена, но в практике часто половину заменяли соломой. Хорошо в корм шёл жмых от боя сурепицы, пуд жмыха равнялся по питательности пуду ячменя. И ещё из той старины. Для удобрения 1 десятины рекомендовалось содержать одну корову или 10 овец.

Веточный корм на зиму заготавливали за 4-5 недель до Иванова дня и столько же после него, чтобы лист оставался зелёным и не опадал.

Пожалуй, поучительно было то, что Половцев при преобразовании своего хозяйства с трёхполья на шестипольный севооборот не стал навязывать принудительно переходить на этот севооборот крестьян, покуда они не переймут его, поняв для себя пользу, добровольно смотря на барский посев.

При барщине (издольщине) крестьяне три дня работали на своем поле, три дня – на господском и один день оставался для отдыха.

В Кудрявщине на одно тягло (мужчина от 17 до 55 лет и женщина от 16 до 50 лет) приходилось 6 десятин пашни, по две десятины в каждом из трех полей. Такой же по размеру участок тягло должно обработать и на барской земле своим инвентарем и своей лошадью. В зависимости от количества ревизских душ семья могла иметь 2 и более тягол.

Обычно обработка проходила, как в будущем колхозе, бригадным методом, только вместо бригадира был нарядчик.

При барщине сложились определенные нормы выработки: косец должен скосить за один рабочий день (урок) полдесятины, или при уборке серпом ржи и пшеницы на 1 десятину требовалось 12 человек, а овса и ячменя – 10 человек. Молотить без очистки зерна, но с уборкой соломы за 1 урок до одной копны (60 снопов) и т.д. Рабочий день на барщине начинался с 4 утра. С 8 до 9 часов давалось время на завтрак, с 13 до 15 часов – на обед, потом работали до заката солнца. В осенние и зимние дни время определялось длительностью светового дня с обедом с 12 до 14 часов.

Надел земли, которым крестьянская семья пользовалась, часто был основным источником существования. Если, например, семья теряла кормильца и его некем было в семье заменить, то семья, чтобы не потерять тягло, вынуждена на барщину нанимать работника. В урожайные годы надел вполне обеспечивал крестьянскую семью, и даже в неурожайный год крестьянина трудно было поднять на бунт, ибо за счёт сокращения потребления внутри семьи он мог как-то перетерпеть, но в России часто отмечались неурожаи по два, три года подряд, что порождало стихийные крестьянские волнения.

О крепостном праве в народной памяти остались лишь отдельные эпизоды, больше наше сознание воспринимает крепостное право из школьных учебников, художественной литературы да кинофильмов, которые сполна подчеркивают бесправие крестьян, их трудную трудовую жизнь, их серый непритязательный быт, рекрутчину, неурожай, самолечение, безграмотность, и это всё верно. Всё это легко понимается, потому что наш советский колхозный строй, мало чем отличался от крепостного права, а по степени бесправия и эксплуатации колхозный строй был куда суровее. Все-таки при крепостном праве крестьяне имели приличные наделы, например в Кудрявщине по 6 десятин на ревизскую душу и за это отрабатывали три дня в неделю на барщине, то в колхозе на всю семью приходилось всего по 25-30 соток за что приходилось работать всю неделю, часто без выходных.

Крепостничество не решило проблемы и с контингентом, не способным вести хозяйство, лентяев и бездельников, часто перекладывая эти заботы на всю общину, что встречало определенное недовольство.

Самоуправление при крепостном праве начиналось с крестьянской семьи. Вся семья подчинялась старшему по дому, который беспрекословно распоряжался членами семейства, как своими работниками. В случае недоимок или каких-то значительных нарушений старшинство по дому могло передаваться другому члену семьи.

Из числа старших по дому, не замеченных ни в каких проступках и не имеющих недоимок, выбирались на три года десятники и голова (староста), на этом демократичность крестьянской общины кончалась, выше был назначенный помещиком управляющий или сам помещик, на которого возлагалась функция поддержания полицейского порядка в крестьянской общине. Практически крестьянин мог быть наказан без суда по воле помещика.

Структура правления при крепостном праве была рассчитана на порядочность помещика, но от самодурства помещика крестьянин не был застрахован. Если вся община продавалась вместе с землей другому помещику, то это в нашем понимании означает лишь смену председателя в колхозе.


К 1884 году в Кудрявщине было 132 хозяйства, где проживало 647 жителей, это почти четвёртая часть села. Однако к этому времени Кудрявщина уже уступала и по численности, и по материальному положению, быстро растущему Уделу. Если считать землю не на ревизскую душу, а как при советской власти – на каждого едока, то в Кудрявщине выходило на каждого едока более чем 1,58 десятины пашни. 

В Кудрявщине было 4 кабака, от которых в общественную кассу поступало в год 300 рублей и 8 вёдер водки.

В пользу Кудрявских крестьян было и то, что усадебные земли общества примыкали к базару, который был в селе по понедельникам и на который заранее съезжались люди со всей округи, подыскивая ночлег ближе к базару, и Кудрявщина на время превращалась в большой постоялый двор. Кроме того, в течение всего года в селе проживало много деловых людей, купцов, иногда их число переваливало за 90 человек. Впрочем, и сами крестьяне, которым по российским законам разрешалось производить свободную торговлю без всяких торговых свидетельств и без платежа пошлин, не ограничивались базаром, а пробовали открывать мелочные лавки, отводя для них часть своего дома или амбар. Разжиться торговлей пытались многие, но преуспевали в ней лишь единицы… Практически Кудрявщина была торговым и купеческим центром села, здесь жили большинство богатых людей села. Большой одноэтажный каменный дом у реки Майна имел помещик Н.И. Пешков, у которого было 600 десятин земли, из которых 550 - пашни, остальные лес на Пешковой горе. При советской власти в доме Пешковых был ветеринарный техникум, затем школа животноводов, а еще позже школа механизаторов.

На Большой улице имел двухэтажный каменный дом сын тульского купца, купец первой гильдии Павлищев, имевший известный конный завод на хуторе Застенный и водяную мельницу. У Павлищева 500 десятин земли. При советской власти в доме Павлищева продолжительно был Госбанк.

Из Кудрявских воротил заметно преуспевал казанский мещанин Васильев, имевший около 250 десятин арендованной земли, в том числе и лес за рекой, на прозванной народом Васильевой горе, где у него был хутор. В двухэтажном каменном доме Васильева в советский период продолжительно находился детский дом, ныне здесь СПТУ. К западу от дома Васильев построил вторую в селе большую каменную паровую мельницу, вольно заброшенную и разобранную при Советской власти.

Добротные двухэтажные каменные дома в Кудрявщине имели Юсовы, Самсоновы, Бадылины, Свистуновы, Сушины… Впрочем, здесь было немало и одноэтажных крепких каменных домов, и у каждого дома, как и самих людей, свои сложные частные истории, которые трудно вместить в общую историю села.

Из сложной, трудной и обыденной сельской жизни стоит обратить внимание на извечное ожидание непредвиденного случая, в особенности пожара, что заставляло жителей села предпринимать определенные меры безопасности. Те, кто имел деревянные дома, старались рядом строить каменные амбары, причем часто в таких амбарах хранили свои вещи несколько домов (родственники или соседи). Впрочем, ни толстые каменные стены, ни металлические двери не могли спасти от этого разорительного огня, потому в сухое летнее время жители села часто ложились спать, не раздеваясь, а ночью по селу ходили по очереди с трещётками выбранные на сходках люди – для предупреждения жителей.

На селе поговаривали, что пожары возникали неслучайно, бытовала версия, по которой люди страховали свои старые, обветшалые дома, а потом нанимали или поджигали сами, получая приличные деньги и не переживая за других. Эта версия укоренилась, и теперь тень подозрения, как правило, сопровождала каждый несчастный случай…

Поскольку усадебная земля в селе оставалась прежней, а население увеличилось, то дома, особенно в центре села, в том числе и в Кудрявщине, уплотнялись, кроме того, имелось много подсобных деревянных построек, заборов, способствующих быстрому распространению пожаров, к тому же почти все дворы были покрыты соломой. Угроза пожаров заставляла почти у каждого дома предупредительно ставить бочку с водой. В Кудрявщине посреди улицы был поставлен второй в селе пожарный сарай с необходимым инвентарём. Жители села, обычно несколько обособленные, при пожаре как бы оживали, принимая самое активное участие в тушении пожара, по тревожному звону колокола торопливо захватывали с собой вёдра, багры, лопаты, а кто мог, запрягал лошадь, спешно ставя на телегу бочки, кадки для перевозки воды. Несчастье одной семьи участливо разделяли все жители села. Обычно погорельцам несли кто что мог, так несчастьями сплачивалось население села.

До революции в селе было четыре школы, три из них были в Кудрявщине. Женская школа была на южном краю Кудрявщины, в кирпичном доме. Здесь в 1912 году училось 140 девочек. Учителями здесь были Коробицына Надежда Ивановна, преподававшая с 1884 года. Окончив Вятскую гимназию, она была самой высокооплачиваемой – 600 рублей в год. Поздышева Пелагея Петровна с окладом 360 рублей в год и с тем же окладом Левкова Нина Ивановна. Закон божий вёл здесь довольно строгий Весновский Николай Степанович с окладом 90 рублей в год. В школе была швейная машинка и особая учительница рукоделия с окладом 120 рублей в год. На материалы выделялось 50 рублей. Кроме кройки платья простых фасонов, было вязание чулок, шитьё белья, вышивание, вышивали гладью. Например, в 1912 году было продано работ учеников на 50 рублей.

Мужская школа была рядом, через дорогу, в деревянном здании. В 1912 году здесь училось 140 мальчиков. Учителями здесь были Сергеева Елизавета Фёдоровна с окладом 480 рублей в год, Пядышева Анна Христофоровна с окладом 360 рублей, Баюсова Мелания Алексеевна с таким же окладом. Закон Божий вёл Ливанов Христофор Иванович с окладом 90 рублей в год.

В этой школе была бесплатная библиотека-читальня, в которой было 855 книг. Библиотека получала газеты: «В школе и дома», «Голос Самары», «Нива», «Природа и люди», «Родная речь», журналы «Пчеловодная жизнь», «Вокруг света», «Солнышко», «Светлячок», «Биржевые ведомости». Читателей в библиотеке было 233 мужчины и 60 женщин, библиотекарь получал скромно – 60 рублей в год.

Кроме того, при церкви Богоявления, в кирпичном приделе, была церковно-приходская школа, где обучались славянско-русскому чтению, счислению, чистописанию, церковному пению, рукоделию и Закону Божию.

Надо отметить, что детям в то время тоже уделяли внимание. Летом в селе Старая Майна для детей устанавливали карусели, качели, но особенно любили в селе, когда сюда приезжал цирк, который располагался на Большой улице, в Кудрявщине, между пожарным сараем и часовен-кой.

В советский период, с созданием района, Кудрявщина – административный центр села и района, здесь были райком партии, райисполком, почта, библиотека, сельский Совет и даже районный дом культуры, устроенный в Богоявленской церкви… Здесь же, в бывшем доме Васильева, располагался детский дом имени 15-летия ВЛКСМ. Этот грустный трагический след – последствие голода 1932-1933 годов, когда по стране от голода умирали тысячи людей, оставляя бесчисленное количество сирот. Вторая массовая волна сирот приходится на военные годы. Для многих из них старомайнский детдом стал родным домом. Детский дом имел своё подсобное хозяйство, трактор, машину. В 1972 году к старому зданию был пристроен новый двухэтажный спальный корпус. В 1976 году старомайнский детский дом был закрыт, а оставшиеся дети были размещены по другим детским домам области. Сегодня, в связи с переносом центра села на площадь Ленина, Кудрявщина – стареющий уголок села. Многие здания, в том числе бывшее здание почты, построенное в 1844 году, наводят на грустные размышления, заброшен небольшой парк напротив церкви…

Блудовщина – третье по величине крестьянское общество, находилось по Большой улице за Кудрявщиной. Свое название общество получило по фамилии помещика Якова Блудова. Затем это владение перешло его жене, Фёкле Савишне, у которой в 1771 году в майнской общине числилось 58 душ мужского пола. Позже её владение перешло к единственному сыну, Николаю, а затем к внуку Дмитрию, который стал крупным землевладельцем. Центр его имения, Аннинская слобода, что была через овраг и озеро от Танкеевки, где у Блудова было 2550 десятин земли и 272 крепостные души. Кроме того, Блудов имел земли и крестьян в других местах. Примечательно, что часть крестьян в его Старомайнской общине были переселенцы из Аннинской слободы, так известная в селе династия жестянщиков Рословых была именно оттуда.Безусловно, высокие посты на государственной службе здешнего помещика поднимало престиж Блудовского общества. Известно, что Дмитрий Николаевич Блудов родился в 1785 году, образование получил домашнее. В 1826 году был пожалован в статс-секретари, назначен Товарищем Министра народного просвещения и главноуправляющим Духовных Дел иностранных исповеданий. В 1832 году Блудов – Министр внутренних дел и член Государственного Совета. В 1839 году – министр юстиции, произведен в Действительные тайные советники, что соответствовало воинскому званию генерала от кавалерии или адмиралу флота. В 1842 году Блудов возведён в графское достоинство, а в 1855 году назначен Президентом Академии наук, в 1857 году – членом Главного Комитета по крестьянскому делу, а в 1862 году – он Председатель Государственного Совета и комитета министров. Умер в 1864 году.

Вспоминая о графе как чиновнике высочайшего ранга, хочется выделить то, что именно граф подмечал, что идея «законы писать неясно, чтобы народ чувствовал необходимость прибегать к власти для их растолкования», принадлежала ещё Николаю I, впрочем, и сегодня на разъяснении законов кормится огромная масса чиновников и судопроизводителей…

Граф Блудов, несмотря на то, что в селе была сносная деревянная церковь, строит в 1823 году в Кудрявщине другую, каменную, тёплую двухпрестольную церковь с главным престолом во имя Богоявления Господня и вторым престолом во имя Казанской Божией Матери. Ныне эта церковь после длительного перерыва действует, но её первоначальный вид неоднократно изменялся, в дореволюционный период из-за добавления третьего престола, во имя Николая Чудотворца, а в советский период из-за варварского к ней отношения …

Кстати, Дмитрий Николаевич за свою долгую жизнь построил и вторую церковь, в селе Танкеевка, в 1859 году, пяти-престольную, каменную, с главным престолом во имя Пресвятой Троицы, которая и ныне стоит в своей красе, правда, используется она не по назначению…

После отмены крепостного права у бывшей Блудовской общины осталось 352 десятины земли, из них 331 - пашни. К 1884 году в Блудовщине 49 дворов и 223 жителя. В Блудовском стаде было 32 коровы, 110 овец, кроме того, у здешних крестьян было 55 лошадей. За 1873-83 годы в обществе сгорело 16 дворов.

Интересно, что сын Блудова – граф Андрей Дмитриевич Блудов, вступив в наследство, имел только в наших местах 1381 десятину земли, здесь, не далеко от Старой Майны у Блудова хутор, водяная мельница...

Между Блудовщиной и Гославщиной по Большой (Советской) улице втиснулись ещё три небольшие бывшие помещичьи общины под официальными номерами 7, 8, 9… История этих общин после реформы мало чем примечательна.

7

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

Есть ли в Майне такие фамилии и знает ли кто нибудь что то о этих людях. Л.бой информации буду благодарна!!!!!!!!
Амбразанцев Сергей Николаевич
Першин
Лентовский
Муравьев
Копылов
Хахалин
Корчагин
Быковы
Волковы
Васильевы
Былинкин Сергей Иванович
Пчеляков
Чубаров
Шишов
Кислов
Кудрявцев
Киселев
Татищев
Чириков
Блудов
Половцева
Пешков
Павлищев
Юсовы
Самсоновы
Бадылины
Свистуновы
позхе еще фамилии выложу

8

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

у кого предки до революции жили под этой фамилией

9

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

Здравствуйте!
Большая благодарность tasya за исторические сведения о Старой Майне.
Уважаемая tasya, не встречалась ли в Ваших поисках фамилия Рословы? По воспоминаниям родственников, моя бабушка Рослова Клавдия Дмитриевна родилась в ноябре 1906 г. в Старой Майне. В годы гражданской войны, после внезапной смерти главы семейства (моего прадеда) вся семья (прабабушка с детьми) покинула эти места навсегда. Бабушка училась в гимназии, о тех временах сохранилась фотография, датированная 1917 годом (бабушка рядом со священником). Не о тех ли педагогах Вы писали на сайте? Не встречали ли Вы других фото с ними? Хотелось бы также узнать один ли приход был В Старой Майне, где регистрировали рождение, брак, смерть и где сейчас хранятся метрические книги церкви Богоявления, а возможно и других церквей Старой Майны? Если Вам известен адрес архива, куда можно направить запрос, сообщите пожалуйста. Буду весьма благодарен.
Если не секрет, история Старой Майны это увлечение или как-то связано с Вашей профессиональной деятельностью?

10

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

вот это фото!!!!!!!! простите что так долго не отвечала... На счет Рословых... фамилия где то встречалась....надо поискать..обязательно отвечу на этот вопрос. Так теперь насчет архивов. Все метрические книги. точнее те что сохранились, должны хранится в Ульяновском областном архиве. Вам необходимо будет заполнить заявку на имя директора архива, указать цель поиска, фамилию имя отчество предка, дату рождения ... всю информацию найдете на сайте архива (введете в поисковике). Не перепутайте. В Ульяновсе 3 архива. вам нужен именно этот. Фото с людьми таких годов я вообще не встречала. Это очень редкая штука. История  - моя профессия. Я учитель истории, а история Старой Майны - увлечение. Старая Майна моя родина, хотя сейчас я уже там не живу. Будут проблемы с поиском архива, пишите.....

11

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

не знаю поможет ли кому моя информация, но довожу до общего сведенья способы доархивного поиска родственников предков:
www.podvig-naroda.ru/ - сайт поиска участников ВОВ как живых так и погибших(проверено мной)
http://simbir-archeo.narod.ru/Russian/20vek/mordvinov/index.htm - книга мордвинова взгляд в прошлое.(старая майна, головкино и т п )
http://simbir-archeo.narod.ru/Russian/index.htm - ульяновский сайт. там можно найти немного документов и старые карты.
в интернете находила.. есть еще в свободном доступе книги со списком погибших в 1-ю мировую и гражданскую, ссылку сейчас не найду но такое есть....желаю удачи... по возможности выкладывайте свои открытия и интересные ссылки...К сведенью ищите ставропольский уезд. именно к нему относилось с. Богоявленское и позже старая майна. Ставрополь на волге - тольятти. Поэтому искать нужно в том направлении.

12

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

о метрических книгах и приходах. Точно не знаю, но в Старой майне было 2 церкви и монастырь. До храма богоявления церковь была деревянная подвергалась пожару так что врят ли что то там сохранилось, остольное должно было быть переданным в архив. 2-я церковь была построена на Гославщине в 1872г с престолом Александра Невского, крещение должно было там проводится, но когда она была разрушена не известно. Я думаю все зависит от того в какой части села жили ваши предки.

13

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

так же информация для тех чьи предки, информацию о которых вы хотите найти, были партийными. В ГАНИ (государственный архив новейшей истории) в Ульяновске, есть характеристики на каждого члена партии. там хранится информация по области с прихода советской власти. Но учитывайте что документы имеют свой срок секретности.

14

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

Спасибо tasya за подробный ответ.
Если найдёте какую-либо информацию о Рословых,
пожалуйста сообщите. Буду ждать.

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

в старой майне есть коренные жители по фамиии Рословы у них дед и отец были жестянщики как написано выше сейчас конечно их нет но их дети и внуки живут старой майне

16

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

Это вопрос был или утверждение?

Re: История разрушения. От Купеческого городка к комунистическому разору.

это утверждение .